Язык мой- враг мой

Что я еще могу помнить о политическом режиме в СССР? 80- е годы- это было вполне спокойное время. Мы все строили коммунизм, и какое-то светлое будущее. Уже лет 70, как строили и строили. Тот, факт, что светлое будущее никак не наступало никого не смущал. Ведь, внутри страны было полно врагов народа.
Говорить о политике было не запрещено, но страшно. Нельзя было критиковать действия власти, начальника, а так же начальника другого начальника, и любого приближенного к вышестоящему. Советский человек, критикующий любого управленца из коммунистической кормушки, воспринимался обществом, как богохульствующий христианин в православии. Только кара за отсутствие слепой веры в бога коммунизма была более жестокой.
К слову сказать для того, чтобы стать врагом народа, не обязательно нужно было служить в германской разведке. Достаточно было переспать с женой коммуниста, или сказать, что- нибудь не то, не в том месте, и не в то время.
Во время семейных праздников, я часто подогу оставалась сидеть за столом со взрослыми. Сначала потому, что была младшим ребенком в семье. Потом, потому что любила покушать. Независимо от того, по какому поводу собиралась за большим столом вся семья, в какой-то момент начинался разговор о политике. Едва ли я понимала все то, о чем говорили старшие. Но, после каждого такого застолья, отец подходил ко мне и говорил: “ Мы там сейчас разговаривали. Ты об этом ни с кем не говори.”
Моей семье было за, что не любить советскую власть. Мой прадед был расстрелян, как враг народа. О чем мы узнали только в 1996 году. До того он считался без вести пропавшим.

Фото из семейного архива

Фото из семейного архива

Моего деда дважды снимали с поста директора колхоза за беспартийность. А его жена, моя бабушка, работала на колхозных полях за трудодни. Это было так же, как крестьяне работали на барина. Только после революции барыней была- Советская власть. И историю раскулачивания, когда со двора уводили последнюю корову, моя семья знала и помнила.