Сказка о Лале и Драконе

Однажды на склоне холма, среди степной травы, выросла маленькая Лале.
Как и откуда здесь взялось зернышко, из которого она выросла никто не знал. Ласковое солнце протянуло к цветочку свои лучи, и спросило:
— Откуда ты здесь, крошка?
Но, та только улыбнулась и потерлась о лучики щечкой. Она была так мала, что говорить еще не умела. Солнце погладило Лале по лепесткам, и забрало свои лучики, чтобы не опалить ее.
Посмотреть на маленькую Лале захотел и ветер. Но, он побоялся, что сдует ее, если слишком приблизиться. И тогда он отправил к ней своих сыновей. Озорные зефирчики так расшалились в пути, что, чуть не сбили юный цветочек, когда подлетели к ней. Она зажмурилась и прикрыла голову листьями, как будто руками.
— Не бойся. Мы тебя не обидим.- Сказал один ветерок, и легко коснулся ее листочка.
Но, Лале продолжала стоять зажмурившись. От страха, она боялась, даже шелохнуться. Зефирчикам стало стыдно за то, что они напугали такую малышку. Они виновато переглядывались, и не знали, как теперь быть. Возникшее молчание, заставило Лале пошевелиться. Она немного приподняла листочек, и осторожно выглянула. Казалось, она уже была не так напугана, как сначала. В ее глазках читался скорее интерес, чем испуг. Вот такая маленькая и любопытная она выглядела очень трогательно, и смешно. Поэтому зефирчик, который был к ней ближе, расхохотался. Невольно, она тоже заулыбалась, а потом они все вместе хохотали от души.
Так, у Лале появились друзья. Они обещали проведывать ее, если окажутся поблизости.
Познакомиться с цветочком приходил и дождик. Летний- он был теплым, и, даже, приятным.
Лале быстро росла и набиралась сил. Совсем скоро она научилась говорить. Потом научилась петь. Больше всего ей хотелось научиться танцевать. Но, она росла в земле, и могла двигать только стеблем, листьями и лепестками. Однако, танцевала она так красиво, что все живое вокруг замирало во время танца. Она закрывала глаза, и ей казалось, будто бы она парит над землей высоко- высоко. Так высоко, где, даже, птицы не летают. Наверное, в такой вышине летают одни драконы, – думала Лале.
— Как ты думаешь,- спрашивала Лале у пчелки, которая часто навещала ее на склоне холма,- драконы высоко летают?
— Не знаю, я ни разу в жизни не встречала дракона.- Отвечала пчелка.
Попрощавшись с пчелкой, Лале долго стояла, задрав голову. Небо манило ее. Толи потому, что она о нем ничего не знала, толи потому, что было бесконечным. Когда небо было чистым, смотреть в него было невозможно. Яркое солнце, ничем не прикрытое, слепило глаза до слез. Но, когда на небе собирались облака, Лале с интересом наблюдала за их игрой. Сначала они собирались вместе, и весело катались по небу, или выстраивали причудливые фигуры. Потом ветер разносил их в разные стороны. Но, они снова собирались вместе. Лале любила угадывать образы, которые показывали ей облака- шалуны. То виделся ей красивый лебедь, то кудрявый барашек, сложнее было угадывать тех, кого Лале никогда в жизни не видела. Например, слонов или драконов.

***

Время шло. Лале расцветала. Слава о необычном цветке, проросшем против всех законов природы на степном холме, разнеслась по всему свету. Многие хотели посмотреть на Лале, но не каждому было под силу преодолеть расстояние.
Однажды утром, когда над степью еще не растаял туман, Лале, досмотрев свой последний цветочный сон, сладко потянулась, и приоткрыла глаза. Немного поодаль, в низине, она вдруг увидела спящего Дракона. Сначала она подумала, что сама еще спит, и Дракон ей только сниться. Она сладко потянулась, подхватила капельку росы, протерла глазки, кажется окончательно проснулась… Но, Дракон не исчез.
Какое-то время Лале стояла не шелохнувшись. Спящий Дракон совсем не казался ей страшным. Ей очень хотелось разбудить его, но она не решалась. “Наверное, он прилетел издалека, и очень устал.- думала Лале.- Ему может не понравится, если я не дам ему выспаться”. Но, ей так не терпелось познакомиться с самым настоящим Драконом! Тогда она аккуратно качнулась и послала в его сторону немного ароматной пыльцы. Ноздри Дракона пошевелились, но он не проснулся, а только перевернулся на спину, отчего стал похож на кота. Тогда Лале качнулась еще раз, и послала в его сторону еще немного своего аромата. Дракон растянулся в сладкой улыбке, от этого еще больше стал похож на кота. Лале не выдержала и расхохоталась.
Задорный смех хрупкого цветка разбудил Дракона. Спросонья, он вскочил сразу на все лапы, но, чуть было не упал. Лале качнулась еще раз, как будто, подпрыгнула, и в воздухе закружилась золотистая пыльца, обволакивая все вокруг ароматом. Учуяв запах, Дракон закрыл глаза, и повел носом туда, где он усиливался. Когда его нос оказался прямо перед Лале, он глубоко вдохнул, и улыбаясь произнес:
— Лалеее…
Она протянула к нему свои листья и коснулась его лица. Ей вдруг стало так приятно, как будто перед ней был не малознакомый Дракон, а кто-то очень близкий. “ Дракон…”- закрыв глаза, прошептала Лале, и потянулась к нему всем своим цветочным существом.
Лале и Дракон полюбили друг друга. Это была любовь с первого взгляда. С первого вдоха. Казалось они любили друг друга задолго до первой встречи.
Это был невозможный союз. Ни общих детей, ни совместной старости. Ничего такого, о чем они могли бы мечтать. И даже умереть в один день им было не суждено. Они оба это понимали. И потому любили друг друга еще сильнее.
Большой и сильный Дракон заботился о хрупкой Лале. Закрывал ее от ветров и палящих лучей. Летал в края, где росли такие же цветы, и приносил для нее пыльцу. По вечерам они обнявшись любовались закатом, и он рассказывал ей о дальних странах.
— Ты красивый- шептала Дракону Лале.
Он стеснялся- еще никто и никогда не называл его красивым. Не зная, что ответить, он закрывал глаза вдыхал ее цветочный аромат, и шептал о том, как приятно она пахнет.
Днем Дракон улетал по своим драконьим делам. Иногда, его не было день или два. Лале его очень не хватало, но она никогда не обижалась. Она так искренне любила своего Дракона, что в разлуке думала только о нем. Она наслаждалась своим чувством. Когда он возвращался, она была так счастлива, что никогда не задавала ему лишних вопросов. Она любила его таким, какой он есть.
И Дракон любил Лале. Он любил ее трепетной любовью сильного мужчины. Ему хотелось быть с ней чаще. Но, почему-то не всегда получалось. Драконьих дел становилось все больше и больше. Он улетал все чаще, и возвращался все позже. Если удавалось встретить кого-то знакомых в пути, он передавал для Лале весточку. Но, чем выше и дальше улетал Дракон, тем меньше знакомых ему попадалось на глаза.
Лале не сразу заметила, что ее любимый Дракон возвращался теперь не через день или два, а через три или четыре. Только щемящее чувство в ее цветочном сердечке подсказывало, что-то здесь не так. Она уверяла себя, что Дракон и раньше улетал надолго, просто она этого не замечала. Ее любовь к нему крепла, и от того разлука становилась невыносимой. Если Лале получала весточку от Дракона, мир вокруг становился красочней. Боль утихала, и она принималась снова трепетно ждать.
В ожидании Дракона она выдумывала слова, которые скажет ему, когда он вернется. Ей хотелось сказать о том, как ей плохо, когда его нет рядом. Она хотела просить его не оставлять ее одну так надолго. Продумывая каждое слово, она то плакала, то сердилась на него. Но, в момент, когда Дракон прилетал, Лале забывала все слова, которые тщательно выстраивала. Радость встречи компенсировала дни разлуки. “ Люблю…”- шептала измученная ожиданием Лале уставшему от перелета Дракону. “Люблю…”- вторил ей Дракон.
Еще немного… еще осталось совсем чуть- чуть драконьих дел, и он навсегда останется с ней…
Но, он улетал…
Лале совсем измучилась от ожидания. Она очень старалась, но уже не могла наслаждаться своей любовью к нему. Когда его не было- некому было укрыть ее от палящих лучей июльского солнца, и от прохлады августовских ночей.
“ Я не могу, я так больше не могу!”- говорила себе Лале.
Она никогда не знала где он, и когда вернется. Все ее существование превратилось в ожидание его возвращения.
Он прилетал. И она прощала. Она прижималась к его драконьей груди, улыбалась от счастья и тихонько плакала от пережитой тоски. Ее любовь становилась тянущейся болью. Но, ей очень хотелось верить, что в этот раз Дракон вернулся навсегда. Она думала, что не может без него жить. Но, однажды поняла, что итак живет без него.
— Жить без тебя я умею. Жить без ожидания тебя- я научусь.- Сказала Лале Дракону и попросила больше никогда не возвращаться.
Он улетел. Она осталась одна. Без любимого и даже без своей любви к нему.
На склоне холма, среди пожелтевшей степной травы стояла одинокая Лале. Она была так печальна, что никто не посмел нарушить ее одиночество. Ей казалось, что она вырвала себе сердце в тот момент, когда отказалась от своей любви. И даже, когда пошел холодный сентябрьский дождь она продолжала стоять не шелохнувшись…
По всем законам природы, Лале должна была давно отцвести, лепестки отпасть, стебель засохнуть, лечь наземь и уснуть вечным сном. Но, по законам природы, Лале вообще не должна была прорасти на степном холме.
… Она продолжала так стоять и после дождя, глядя опустошенным взглядом в никуда. В таком виде и застал ее Дракон, когда все же вернулся. Он любил свою Лале. Несмотря на то, что она ему сказала, и на все свои драконьи дела. Измученная тоской и непогодой она была как будто сама не своя. Но, даже такой Дракон ее любил.
Он укрыл ее и обогрел. Он не выпускал ее из своих объятий несколько дней. Лале больше не плакала, она снова задорно смеялась и пела для своего Дракона. Казалось, они счастливы, как когда-то. И только страх, что все повторится не давал им обоим верить в любовь без оглядки на прошлое.
Дракон больше не оставлял надолго Лале одну. Он улетал, но старался вернуться, как можно скорее. А, она каждый раз провожала его, как в последний.

***

Осень уверено вступила в свои права. Высохшая степная трава укладывалась на землю. Верхушка леса, что виднелась на горизонте, превращались из огненно- рыжей в черную. Воздух становился все холоднее и холоднее.
По ночам, чтобы Лале не замерзла, Дракон укутывал ее собой и накрывал крылом. Лале нежилась в объятиях любимого, закрывала свои цветочные глазки и сладко засыпала. Дракон любовался спящей Лале. И вместе с тем с тревогой думал о своих драконьих делах. Нужно было все успеть до наступления зимы.
Однажды он улетел.
Лале принялась его ждать. Как и прежде.
Чтобы отвлечь себя от печальных мыслей, днем она занималась своими цветочными делами. Но, с наступлением темноты, когда сил для дел не оставалось, Лале становилось невыносимо грустно. Ночной холод пробирался в самую ее цветочную суть. Если нарушить закон природы и прорасти на степном холме ей удалось, то природа нарушить свой закон не могла. Как ни любили Лале окружающие, лето сменилось осенью, а осень должна была смениться суровой зимой.
Дракона все не было. Ожидание его возвращения становилось невыносимым для маленького хрупкого цветка.
Ветер посылал на поиски Дракона сыновей, но они так и не смогли его найти. Осеннее солнце стояло слишком высоко, выходило из за туч все реже и реже, и потому тоже ничего не слышало о Драконе. Они очень хотели, но не могли помочь Лале. Однажды ночью, когда она съежившись от холода крепко уснула, ветер принес для нее из леса немного листьев, и заботливо укрыл. Когда выпал первый снег, Лале смотрела сладкие сны. Под лиственным покрывалом, ей было так тепло, что во сне она совсем забыла о том, что уже давно не видела своего Дракона. Ей казалось, это он укрывает ее своим крылом. Ей захотелось проснуться, но ничего не получалось. Из за темноты ей никак не удавалось сбросить с себя сон. Она осторожно потрогала свое покрывало, и ей стало страшно от того, что это вовсе не крыло ее любимого. Тогда потянулась и со всей силой сбросила с себя листву. И в этот же момент Лале превратилась в ледяной цветок.

***

Наступила зима.
Степь укрылась белым покрывалом. Далеко на горизонте белела макушка леса. На склоне степного холма стояла ледяная Лале. Ее стебель и листья под слоем льда были все такими же зелеными, а лепестки ярко-красными. Она была похожа на стеклянную статуэтку.
Дракон любил свою Лале. Но, когда он вернулся, его ждала только маленькая стеклянная статуэтка.
От безысходности он метался из стороны в сторону. От горя его сердце стало таким огромным, что ему стало трудно дышать. Ему хотелось закричать, но из его горла вырывался едва слышимый хрип. Он понимал, что сам виноват в том, что случилось с Лале, но уже ничего поделать не мог. Растопить лед огнем, который обволакивал Лале, и не опалить ее- было невозможно. Она сгорела бы, не оставив после себя даже пепла. Проливая драконьи слезы, дрожащими лапами о потянулся к ледяной Лале и легонько коснулся. Мелкие трещинки быстро побежали по статуэтке, она треснула и рассыпалась на мелкие разноцветные кусочки льда.
Взвыв, Дракон собрал все то, что осталось от его большой любви, свернулся калачиком и так остался лежать там, где когда- то был счастлив.
Драконьи дела больше не имели значения.
Долго ли горевал на том месте Дракон никто не знает. Да, только говорят, что за лесом степь, в степи той высится холм. А, на холме лежит драконий камень. А прозвали его так от того, что очертания того камня похожи на дракона.