Жирафа и люди

Жирафа сидела на краю скалы, глядя вдаль. Во рту она держала цветок, изредка пожевывая.
Поднимая за собой клубок пыли, принесся Пес. Он бежал так быстро, что едва успел затормозить, врезавшись в Жирафу. Та, от неожиданности, покачнулась и чуть было не упала со скалы. Но, удержалась, уронив цветок вниз.
Она укоризненно посмотрела на Пса, но ничего не сказала. Только подвинулась, чтобы Пес мог сесть рядом. Пес открыл рот, чтобы что-то сказать, но Жирафа снова посмотрела на него, давая понять, что не готова к диалогу.
Несколько минут они молча смотрели на уходящее солнце. Напрочь забыв о чем хотел сказать Пес, вдруг задал вопрос:
— Почему ты не дружишь с людьми?
— Люди слишком много лгут.
Одни притворяются друзьями, чтобы потом взобраться на мою длинную шею. Другие- просто потому что им нравится сама мысль дружить с Жирафой.
— А, ты? Что ты делаешь, когда понимаешь, что тебя обманули?
— Смотрю на закат.

Сказка о Лале и Драконе

Однажды на склоне холма, среди степной травы, выросла маленькая Лале.
Как и откуда здесь взялось зернышко, из которого она выросла никто не знал. Ласковое солнце протянуло к цветочку свои лучи, и спросило:
— Откуда ты здесь, крошка?
Но, та только улыбнулась и потерлась о лучики щечкой. Она была так мала, что говорить еще не умела. Солнце погладило Лале по лепесткам, и забрало свои лучики, чтобы не опалить ее.
Посмотреть на маленькую Лале захотел и ветер. Но, он побоялся, что сдует ее, если слишком приблизиться. И тогда он отправил к ней своих сыновей. Озорные зефирчики так расшалились в пути, что, чуть не сбили юный цветочек, когда подлетели к ней. Она зажмурилась и прикрыла голову листьями, как будто руками.
— Не бойся. Мы тебя не обидим.- Сказал один ветерок, и легко коснулся ее листочка.
Но, Лале продолжала стоять зажмурившись. От страха, она боялась, даже шелохнуться. Зефирчикам стало стыдно за то, что они напугали такую малышку. Они виновато переглядывались, и не знали, как теперь быть. Возникшее молчание, заставило Лале пошевелиться. Она немного приподняла листочек, и осторожно выглянула. Казалось, она уже была не так напугана, как сначала. В ее глазках читался скорее интерес, чем испуг. Вот такая маленькая и любопытная она выглядела очень трогательно, и смешно. Поэтому зефирчик, который был к ней ближе, расхохотался. Невольно, она тоже заулыбалась, а потом они все вместе хохотали от души.
Так, у Лале появились друзья. Они обещали проведывать ее, если окажутся поблизости.
Познакомиться с цветочком приходил и дождик. Летний- он был теплым, и, даже, приятным.
Лале быстро росла и набиралась сил. Совсем скоро она научилась говорить. Потом научилась петь. Больше всего ей хотелось научиться танцевать. Но, она росла в земле, и могла двигать только стеблем, листьями и лепестками. Однако, танцевала она так красиво, что все живое вокруг замирало во время танца. Она закрывала глаза, и ей казалось, будто бы она парит над землей высоко- высоко. Так высоко, где, даже, птицы не летают. Наверное, в такой вышине летают одни драконы, – думала Лале.
— Как ты думаешь,- спрашивала Лале у пчелки, которая часто навещала ее на склоне холма,- драконы высоко летают?
— Не знаю, я ни разу в жизни не встречала дракона.- Отвечала пчелка.
Попрощавшись с пчелкой, Лале долго стояла, задрав голову. Небо манило ее. Толи потому, что она о нем ничего не знала, толи потому, что было бесконечным. Когда небо было чистым, смотреть в него было невозможно. Яркое солнце, ничем не прикрытое, слепило глаза до слез. Но, когда на небе собирались облака, Лале с интересом наблюдала за их игрой. Сначала они собирались вместе, и весело катались по небу, или выстраивали причудливые фигуры. Потом ветер разносил их в разные стороны. Но, они снова собирались вместе. Лале любила угадывать образы, которые показывали ей облака- шалуны. То виделся ей красивый лебедь, то кудрявый барашек, сложнее было угадывать тех, кого Лале никогда в жизни не видела. Например, слонов или драконов.

***

Время шло. Лале расцветала. Слава о необычном цветке, проросшем против всех законов природы на степном холме, разнеслась по всему свету. Многие хотели посмотреть на Лале, но не каждому было под силу преодолеть расстояние.
Однажды утром, когда над степью еще не растаял туман, Лале, досмотрев свой последний цветочный сон, сладко потянулась, и приоткрыла глаза. Немного поодаль, в низине, она вдруг увидела спящего Дракона. Сначала она подумала, что сама еще спит, и Дракон ей только сниться. Она сладко потянулась, подхватила капельку росы, протерла глазки, кажется окончательно проснулась… Но, Дракон не исчез.
Какое-то время Лале стояла не шелохнувшись. Спящий Дракон совсем не казался ей страшным. Ей очень хотелось разбудить его, но она не решалась. “Наверное, он прилетел издалека, и очень устал.- думала Лале.- Ему может не понравится, если я не дам ему выспаться”. Но, ей так не терпелось познакомиться с самым настоящим Драконом! Тогда она аккуратно качнулась и послала в его сторону немного ароматной пыльцы. Ноздри Дракона пошевелились, но он не проснулся, а только перевернулся на спину, отчего стал похож на кота. Тогда Лале качнулась еще раз, и послала в его сторону еще немного своего аромата. Дракон растянулся в сладкой улыбке, от этого еще больше стал похож на кота. Лале не выдержала и расхохоталась.
Задорный смех хрупкого цветка разбудил Дракона. Спросонья, он вскочил сразу на все лапы, но, чуть было не упал. Лале качнулась еще раз, как будто, подпрыгнула, и в воздухе закружилась золотистая пыльца, обволакивая все вокруг ароматом. Учуяв запах, Дракон закрыл глаза, и повел носом туда, где он усиливался. Когда его нос оказался прямо перед Лале, он глубоко вдохнул, и улыбаясь произнес:
— Лалеее…
Она протянула к нему свои листья и коснулась его лица. Ей вдруг стало так приятно, как будто перед ней был не малознакомый Дракон, а кто-то очень близкий. “ Дракон…”- закрыв глаза, прошептала Лале, и потянулась к нему всем своим цветочным существом.
Лале и Дракон полюбили друг друга. Это была любовь с первого взгляда. С первого вдоха. Казалось они любили друг друга задолго до первой встречи.
Это был невозможный союз. Ни общих детей, ни совместной старости. Ничего такого, о чем они могли бы мечтать. И даже умереть в один день им было не суждено. Они оба это понимали. И потому любили друг друга еще сильнее.
Большой и сильный Дракон заботился о хрупкой Лале. Закрывал ее от ветров и палящих лучей. Летал в края, где росли такие же цветы, и приносил для нее пыльцу. По вечерам они обнявшись любовались закатом, и он рассказывал ей о дальних странах.
— Ты красивый- шептала Дракону Лале.
Он стеснялся- еще никто и никогда не называл его красивым. Не зная, что ответить, он закрывал глаза вдыхал ее цветочный аромат, и шептал о том, как приятно она пахнет.
Днем Дракон улетал по своим драконьим делам. Иногда, его не было день или два. Лале его очень не хватало, но она никогда не обижалась. Она так искренне любила своего Дракона, что в разлуке думала только о нем. Она наслаждалась своим чувством. Когда он возвращался, она была так счастлива, что никогда не задавала ему лишних вопросов. Она любила его таким, какой он есть.
И Дракон любил Лале. Он любил ее трепетной любовью сильного мужчины. Ему хотелось быть с ней чаще. Но, почему-то не всегда получалось. Драконьих дел становилось все больше и больше. Он улетал все чаще, и возвращался все позже. Если удавалось встретить кого-то знакомых в пути, он передавал для Лале весточку. Но, чем выше и дальше улетал Дракон, тем меньше знакомых ему попадалось на глаза.
Лале не сразу заметила, что ее любимый Дракон возвращался теперь не через день или два, а через три или четыре. Только щемящее чувство в ее цветочном сердечке подсказывало, что-то здесь не так. Она уверяла себя, что Дракон и раньше улетал надолго, просто она этого не замечала. Ее любовь к нему крепла, и от того разлука становилась невыносимой. Если Лале получала весточку от Дракона, мир вокруг становился красочней. Боль утихала, и она принималась снова трепетно ждать.
В ожидании Дракона она выдумывала слова, которые скажет ему, когда он вернется. Ей хотелось сказать о том, как ей плохо, когда его нет рядом. Она хотела просить его не оставлять ее одну так надолго. Продумывая каждое слово, она то плакала, то сердилась на него. Но, в момент, когда Дракон прилетал, Лале забывала все слова, которые тщательно выстраивала. Радость встречи компенсировала дни разлуки. “ Люблю…”- шептала измученная ожиданием Лале уставшему от перелета Дракону. “Люблю…”- вторил ей Дракон.
Еще немного… еще осталось совсем чуть- чуть драконьих дел, и он навсегда останется с ней…
Но, он улетал…
Лале совсем измучилась от ожидания. Она очень старалась, но уже не могла наслаждаться своей любовью к нему. Когда его не было- некому было укрыть ее от палящих лучей июльского солнца, и от прохлады августовских ночей.
“ Я не могу, я так больше не могу!”- говорила себе Лале.
Она никогда не знала где он, и когда вернется. Все ее существование превратилось в ожидание его возвращения.
Он прилетал. И она прощала. Она прижималась к его драконьей груди, улыбалась от счастья и тихонько плакала от пережитой тоски. Ее любовь становилась тянущейся болью. Но, ей очень хотелось верить, что в этот раз Дракон вернулся навсегда. Она думала, что не может без него жить. Но, однажды поняла, что итак живет без него.
— Жить без тебя я умею. Жить без ожидания тебя- я научусь.- Сказала Лале Дракону и попросила больше никогда не возвращаться.
Он улетел. Она осталась одна. Без любимого и даже без своей любви к нему.
На склоне холма, среди пожелтевшей степной травы стояла одинокая Лале. Она была так печальна, что никто не посмел нарушить ее одиночество. Ей казалось, что она вырвала себе сердце в тот момент, когда отказалась от своей любви. И даже, когда пошел холодный сентябрьский дождь она продолжала стоять не шелохнувшись…
По всем законам природы, Лале должна была давно отцвести, лепестки отпасть, стебель засохнуть, лечь наземь и уснуть вечным сном. Но, по законам природы, Лале вообще не должна была прорасти на степном холме.
… Она продолжала так стоять и после дождя, глядя опустошенным взглядом в никуда. В таком виде и застал ее Дракон, когда все же вернулся. Он любил свою Лале. Несмотря на то, что она ему сказала, и на все свои драконьи дела. Измученная тоской и непогодой она была как будто сама не своя. Но, даже такой Дракон ее любил.
Он укрыл ее и обогрел. Он не выпускал ее из своих объятий несколько дней. Лале больше не плакала, она снова задорно смеялась и пела для своего Дракона. Казалось, они счастливы, как когда-то. И только страх, что все повторится не давал им обоим верить в любовь без оглядки на прошлое.
Дракон больше не оставлял надолго Лале одну. Он улетал, но старался вернуться, как можно скорее. А, она каждый раз провожала его, как в последний.

***

Осень уверено вступила в свои права. Высохшая степная трава укладывалась на землю. Верхушка леса, что виднелась на горизонте, превращались из огненно- рыжей в черную. Воздух становился все холоднее и холоднее.
По ночам, чтобы Лале не замерзла, Дракон укутывал ее собой и накрывал крылом. Лале нежилась в объятиях любимого, закрывала свои цветочные глазки и сладко засыпала. Дракон любовался спящей Лале. И вместе с тем с тревогой думал о своих драконьих делах. Нужно было все успеть до наступления зимы.
Однажды он улетел.
Лале принялась его ждать. Как и прежде.
Чтобы отвлечь себя от печальных мыслей, днем она занималась своими цветочными делами. Но, с наступлением темноты, когда сил для дел не оставалось, Лале становилось невыносимо грустно. Ночной холод пробирался в самую ее цветочную суть. Если нарушить закон природы и прорасти на степном холме ей удалось, то природа нарушить свой закон не могла. Как ни любили Лале окружающие, лето сменилось осенью, а осень должна была смениться суровой зимой.
Дракона все не было. Ожидание его возвращения становилось невыносимым для маленького хрупкого цветка.
Ветер посылал на поиски Дракона сыновей, но они так и не смогли его найти. Осеннее солнце стояло слишком высоко, выходило из за туч все реже и реже, и потому тоже ничего не слышало о Драконе. Они очень хотели, но не могли помочь Лале. Однажды ночью, когда она съежившись от холода крепко уснула, ветер принес для нее из леса немного листьев, и заботливо укрыл. Когда выпал первый снег, Лале смотрела сладкие сны. Под лиственным покрывалом, ей было так тепло, что во сне она совсем забыла о том, что уже давно не видела своего Дракона. Ей казалось, это он укрывает ее своим крылом. Ей захотелось проснуться, но ничего не получалось. Из за темноты ей никак не удавалось сбросить с себя сон. Она осторожно потрогала свое покрывало, и ей стало страшно от того, что это вовсе не крыло ее любимого. Тогда потянулась и со всей силой сбросила с себя листву. И в этот же момент Лале превратилась в ледяной цветок.

***

Наступила зима.
Степь укрылась белым покрывалом. Далеко на горизонте белела макушка леса. На склоне степного холма стояла ледяная Лале. Ее стебель и листья под слоем льда были все такими же зелеными, а лепестки ярко-красными. Она была похожа на стеклянную статуэтку.
Дракон любил свою Лале. Но, когда он вернулся, его ждала только маленькая стеклянная статуэтка.
От безысходности он метался из стороны в сторону. От горя его сердце стало таким огромным, что ему стало трудно дышать. Ему хотелось закричать, но из его горла вырывался едва слышимый хрип. Он понимал, что сам виноват в том, что случилось с Лале, но уже ничего поделать не мог. Растопить лед огнем, который обволакивал Лале, и не опалить ее- было невозможно. Она сгорела бы, не оставив после себя даже пепла. Проливая драконьи слезы, дрожащими лапами о потянулся к ледяной Лале и легонько коснулся. Мелкие трещинки быстро побежали по статуэтке, она треснула и рассыпалась на мелкие разноцветные кусочки льда.
Взвыв, Дракон собрал все то, что осталось от его большой любви, свернулся калачиком и так остался лежать там, где когда- то был счастлив.
Драконьи дела больше не имели значения.
Долго ли горевал на том месте Дракон никто не знает. Да, только говорят, что за лесом степь, в степи той высится холм. А, на холме лежит драконий камень. А прозвали его так от того, что очертания того камня похожи на дракона.

Апгрейд

Некоторые приложения бывают настолько навязчивы, что их проще принять, чем отказаться.
Представим, что тоже самое происходит не в компьютере, а в продуктовом магазине.
Вы подходите к прилавку, не раздумывая указываете продавцу на сорт колбасы, который Вам нужен. Эту колбасу Вы едите уже очень давно, знаете как правильно ее нарезать, чтоб было вкуснее. Да, что там говорить: эту колбасу любит вся Ваша семья! Без нее не обходятся будни и праздники. И, даже на работе в обеденный перерыв Вы едите именно эту колбасу пять раз в неделю.
Продавец по Вашей просьбе отрезает кусок колбасы, упаковывает и протягивает Вам. Но, в тот самый момент, когда Вы тянетесь за куском Вашей любимой колбасы, продавец одергивает руку и говорит:
— Возьмите вместо этой другую! Она точно такая же, только лучше!
— Нет, спасибо. Дайте то, что Вы уже отрезали.
— Да, Вы посмотрите от чего отказываетесь! Она же точно лучше! Я знаю, что говорю!
— Я не хочу лучше, мне нравится эта колбаса.
— Да, эта точно такая же, только новая!
— Вы, что издеваетесь? Дайте мне мою колбасу!
— Да, что Вы упрямитесь? Почему Вы не хотите взять новую колбасу?! Я Вам говорю: она точно такая же! Только лучше!
Ругнувшись в сторону, Вы продолжаете диалог, настолько вежливо, насколько это позволяет ситуация:
— Если она точно такая же, то чем она лучше?
— В ней добавлен секретный ингридиент!
— Что значит “секретный”? Вы предлагаете мне взять “кота в мешке”?
— Побойтесь бога! В этой колбасе нет никаких котов и собак! Только свежайшее мясо здоровых буренок!
— И секретный ингридиент?
— Да-да! Мясо и ингридиент! Именно поэтому новая колбаса лучше, чем эта.
— Черт возьми! Вы меня задолбали! Давайте сюда эту свою колбасу, я возьму ее лишь бы закончить этот дурацкий разговор!
— Вот и славно!
С этими словами продавец отрезает Вам кусок новой улучшенной колбасы, Вы забираете и идете к кассе.
Кассир сканирует все Ваши покупки в том числе и колбасу. И в этот момент Вы уже понимаете, что с этой колбасой, что-то не так. Кассир с улыбкой до ушей и самым приятным голосом произносит:
— Извините, нам не удалось сканировать секретный ингридиент. Наверное, с Вашей колбасой что-то не так. Попробуйте выйти, войти и снова попробовать купить эту колбасу.

Что я хорошего помню об СССР

В Советском союзе я прожила 13 лет. Так складывается, что впечатления детства остаются с нами на всю жизнь.
Я подумала, что для такой большой великой страны не помешает отдельная рубрика. Кроме рассказов о самом Советском Союзе здесь будут размещаться и воспоминания моего детства, если в них будет отображаться часть советского уклада.

Несмотря ни на что, хорошего в СССР было много.

Чего только стоит пропаганда здорового образа жизни. Если идеология сегодняшнего времени “Жри, бухай, е*ись, лечись”, то в период Советской власти культивировался лозунг “Если хочешь быть здоров- закаляйся”.
Во всех детских учреждениях висели плакаты с пропагандой гигиены. И именно благодаря гигиене, человечество победило большинство вирусных заболеваний. О чем сегодня не расскажут производители вакцин.
В парках были установлены стенды о пользе физических упражнений. Прокладывались тропы для лечебной ходьбы, которыми люди пользуются до сих пор. Но, вот о технике выполнения терренкура можно сегодня прочесть только на старых санаторных стендах.
По советским радиоприемникам ежедневно передавалась утренняя гимнастика. Не то, чтобы вся страна кидалась под радио- гимнастику приседать. Но, тем не менее пропаганда была. Сегодня по радио утром можно услышать плоский юмор ниже пояса прокуренными голосами радио-ведущих. А, по ТВ вместо гимнастики показывают о том, как все мы смертельно больны.
Пишу все это и думаю: как парадоксально, что целое поколение советских мужчин на фоне такой мощной пропаганды ЗОЖ непомерно спивалось. Мало кто из моих ровесников может похвастать тем, что папа не бухал. Наверное, водка была вкусная.
И, кстати, о вкусах. О них не спорили. Потому, что за производством любых товаров осуществлялся государственный контроль. Добавлять в колбасу куриное дерьмо, опилки, окурки и пр. было чревато расстрелом. Видеокамер на производстве в те времена не было. Но, за каждым ссущим в томатную пасту, бдело око коммунизма.
Государством был установлен государственный стандарт- ГОСТ. И соблюдать его обязаны были все. От производителя кирзовых сапог до ювелира.
В Советском союзе не существовало бытового национализма. Скорее всего потому, что все были на своих местах.
Со мной в классе учился Петрос Маргарян. Его семья приехала в наш город после землетрясения в Ленинакане. Мы не любили Петю. Но, не за то, что он был армянином. А, за то, что он был паскудным и тупым. Но, если бы Петросов было много- скорее всего мы не любили бы их за то, что они армяне. Так, как это происходит сегодня. Впрочем, в моем городе и по сей день нет ни армян, ни азербайджанцев, ни бытового национализма. В рабочие города эти ребята не тянутся.
В СССР не любили только евреев. Говорят, они были везде. Но, я лично ни одного не видела. Скорее всего, в нашем городе их никогда не было.
Сейчас старожилы говорят, что при Союзе “МЫ” каждый год ездили на море. Под “МЫ” они подразумевают всех советских граждан. Но, мы- моя семья, никуда не ездили. Летние отпуска доставались тем, у кого был длинный и гладкий язык, а моим родителям чаще доставались холодные месяцы.

Фото из семейного архива.

Фото из семейного архива.

Правда, один раз мы были на Азовском море, и еще один раз на Днепровском лимане. Воспоминания об этих поездках я трепетно храню по сей день. У современных детишек такой радости нет. Когда им перемахнет за 30, они едва ли будут вспоминать о том, как ездили на море в 4 или 5 лет. Красное оно было, или Средиземное- им не будет никакой разницы. Потому что сегодня у людей есть возможность ездить к морю два раза в год, а не два раза в жизнь. Чтобы уехать в лето, сегодня не нужно вылизывать очко начальству. Достаточно всего лишь, продуктивно работать.
В Советском Союзе людям давали жилье. Бесплатно. Но, во временное пользование. Собственником жилья человек не являлся. Жилой фонд принадлежал государству. Распределялся муниципальными властями. Именно поэтому жилье доставалось, в первую очередь, тем, кто умел заводить правильные знакомства – в нужном месте и, в нужное время. До второй очереди жилье не доходило. Поэтому большинство советских граждан продолжали жить целыми семьями в коммуналках.

Фото из семейного архива.

Фото из семейного архива.

Иногда я слышу, что-то о невероятной дружбе советских людей, которых объединяли маленькие квартирные метры. Что-то говорят о кухнях, сплочающих великий народ. Однако, никто из тоскующих по тесным кухням и коммуналкам не рвется туда вернутся. Возможность есть. Коммунальные квартиры и маленькие кухни есть в бСССР и по сей день. И там, даже, люди живут.

Фото из семейного архива.

Фото из семейного архива.

В Советском Союзе были чистые города. Даже самые маленькие. Такие, как мой родной город. Там был асфальт, парки с фонтанами, фонари, лавочки, ухоженные газоны… Все города были чистыми. Теперь большинство провинциальных городов являют собой остатки былой славы.
Сегодня всем миром принято высмеивать культуру Страны Советов. Однако, в эпоху коммунизма населению прививались культурные ценности. В самых захудалых городишках существовали театры. В деревнях строили клубы. Создавались библиотечные фонды. После развала Союза большинство библиотек закрылись, потому что книги сгнили от сырости. Театры существуют, преимущественно в областных центрах, да и то, не в каждом. В музеи ходят исключительно школьники в рамках школьной программы.
В новой стране только у столичных жителей есть возможность вкушать культуру и искусство.
В Советском Союзе было хорошее образование. До недавнего времени, я в этом очень сомневалась. Уж, слишком, общим оно мне казалось. Я видела в нем много недостатков. Нерациональная оценочная система. Отсутствие личностного фактора. Несмотря на то, что в школах учили сразу все, большинство людей к окончанию школы, не знали ничего. Но, та система образования, которая существует сейчас в сотни раз проигрывает образованию в Советском Союзе. Если советские алкоголики запросто цитируют Пушкина и Лермонтова, то алкоголики России лет через десять будут цитировать бакуганов и розовых пони.
Как, наверное, уже стало понятно, по Стране Советов я не тоскую. Я не верю своим одногодкам, которые утверждают, что наше советское детство интересней, чем детство наших детей.
Хочу ли я, чтобы сейчас было все, как прежде? Предел мечтаний- санаторий в Евпатории, люля- кебаб и марципаны? И, мечта по наследству- машина?
Быть может разница между нами и жителями СССР- предел мечтаний? У советского человека- он был. А, у нас его нет.

Профессия в СССР

В Советском Союзе существовал культ профессии. Каждый ребенок должен был мечтать кем- то стать. Не хорошим человеком. А, профессионалом. Даже, если о способностях ребенка, пока, ничего не известно, мечтать работать он уже должен был.
Советские дети мечтали быть космонавтами. Каждый первый мальчик мечтал стать вторым Юрием Гагариным. А, каждая первая девочка должна была мечтать стать второй женщиной- космонавтом.
Еще девочка должна была мечтать о профессии медсестры. Вдруг война, и придется выносить с поля боя тех, кто не улетел в космос. Можно было бы мечтать о профессии врача. Но, сестричка- она как-то ближе, роднее.
Соответственно, если мальчик не мечтал стать космонавтом, он должен был мечтать стать военным. Лучше моряком или летчиком. На крайний случай, он должен был мечтать служить в армии.

Фото из семейного архива

Фото из семейного архива

Фото из семейного архива

Фото из семейного архива

Одна из самых культивируемых профессий была- учитель. Не знаю, по какой причине нам навязывали трепетное отношение к учителям. Это, бесспорно, хорошая важная правильная профессия. Учитель в жизни каждого оставляет след на всю жизнь. Но, уважать человека только за то, что у него есть документ о педагогическом образовании мне не удавалось, даже в том нежном возрасте, когда я была ученицей. У меня есть предположение, что возводя в культ профессию педагога, государство просто компенсировало часть учительской зарплаты. Моральная компенсация за материальную невыплату. Зарплаты у учителей были маленькими.
Как и у слесарей. Но, что примечательно, слесарь без школьного учителя, как- нибудь проживет. А, вот сможет ли учитель обойтись без слесаря- вопрос. Такие профессии, как слесарь, электрик, сантехник, штукатурщик, маляр, печник и многие- многие другие были малооплачиваемые. Люди этих профессий вынуждены были подрабатывать. Стоила их работа недорого. Иногда можно было нанять печника за обед и выпивку. Сейчас ситуация изменилась. Работа этих людей востребована, и стоит дорого. Многие люди старой формации до сих пор не могут привыкнуть к тому, что за установку унитаза теперь недостаточно дать слесарю- сантехнику бухнуть.
Стать рабочим и колхозницей никто не мечтал. Несмотря на то, что этот образ везде тиражировался. Дети учили стихи о сталеварах, хлеборобах и доярках. Но, мечтали о профессиях, написанных выше.

Картинка из интернета

Картинка из интернета

Какой-то непонятный образ был у инженеров. Люди этой профессии в Советском Союзе повсеместно высмеивались. В редких юмористических передачах были какие-то глупые сценки о низости инженеров. В юмористических журналах публиковались карикатуры. Это была какая-то анти- пропаганда профессии.

Взято из интернета

Взято из интернета

Взято из интернета

Взято из интернета

На самом деле инженер- это очень важный человек на предприятии. Например, на угледобывающем инженер один единственный. Он является первым лицом после директора. И если директор- это всего лишь администратор. То, инженер- человек, который разбирается в тонкостях, и участвует в рабочем процессе.
В поисках юмора советских времен на эту тему, я наткнулась на современные карикатуры. Судя по всему, авторы демотиваторов перепечатывают старые издания “ Крокодила”*

Взято из интернета

Взято из интернета

Взято из интернета

Взято из интернета

Ребята, засуньте в жопу свой плоский юмор. Вы просто не понимаете сути того, над чем шутите.* “Крокодил”- юмористический журнал в СССР.

Язык мой- враг мой

Что я еще могу помнить о политическом режиме в СССР? 80- е годы- это было вполне спокойное время. Мы все строили коммунизм, и какое-то светлое будущее. Уже лет 70, как строили и строили. Тот, факт, что светлое будущее никак не наступало никого не смущал. Ведь, внутри страны было полно врагов народа.
Говорить о политике было не запрещено, но страшно. Нельзя было критиковать действия власти, начальника, а так же начальника другого начальника, и любого приближенного к вышестоящему. Советский человек, критикующий любого управленца из коммунистической кормушки, воспринимался обществом, как богохульствующий христианин в православии. Только кара за отсутствие слепой веры в бога коммунизма была более жестокой.
К слову сказать для того, чтобы стать врагом народа, не обязательно нужно было служить в германской разведке. Достаточно было переспать с женой коммуниста, или сказать, что- нибудь не то, не в том месте, и не в то время.
Во время семейных праздников, я часто подогу оставалась сидеть за столом со взрослыми. Сначала потому, что была младшим ребенком в семье. Потом, потому что любила покушать. Независимо от того, по какому поводу собиралась за большим столом вся семья, в какой-то момент начинался разговор о политике. Едва ли я понимала все то, о чем говорили старшие. Но, после каждого такого застолья, отец подходил ко мне и говорил: “ Мы там сейчас разговаривали. Ты об этом ни с кем не говори.”
Моей семье было за, что не любить советскую власть. Мой прадед был расстрелян, как враг народа. О чем мы узнали только в 1996 году. До того он считался без вести пропавшим.

Фото из семейного архива

Фото из семейного архива

Моего деда дважды снимали с поста директора колхоза за беспартийность. А его жена, моя бабушка, работала на колхозных полях за трудодни. Это было так же, как крестьяне работали на барина. Только после революции барыней была- Советская власть. И историю раскулачивания, когда со двора уводили последнюю корову, моя семья знала и помнила.

Дети в большой политике

Правящей партией в Советском Союзе была коммунистическая. Помню, как будучи подростком ( когда уже не было СССР) я прочла какую-то книгу о коммунизме. И пришла к выводу, что идея коммунизма довольно интересна. Проблема была в том, что для ее исполнения нужны были другие люди. Но, как известно, честные к власти не рвутся.
Что я помню о коммунизме в СССР.
Лидером коммунистической партии был вечно живой Ульянов- Ленин. Он был покойник, но живой. Его портреты висели во всех учреждениях, от грязных каптерок, до просторных кабинетов. Мысль о том, что Ленина нужно любить внушалась человечеству повсеместным зомбированием. Даже в родзалах его портрет висел аккурат напротив родильного кресла так, чтобы появившись на свет, первым младенец увидел вождя мирового пролетариата, а потом уже акушерку или мать.

Фото из семейного архива

Фото из семейного архива

Любить нужно было не только Ленина. А еще и всех коммунистов. За недостаточную любовь к коммунисту, можно было сесть в тюрьму, быть высланным, и даже расстрелянным. В свою очередь коммунисты тоже должны были любить друг друга, но исключительно по социальной значимости. Несмотря на то, что в стране пропагандировалось равноправие, социальное неравенство было довольно ощутимым. Стоящего по карьерной лестнице выше следовало любить, а того, кто стоял ниже- подозревать и наказывать.
Если человек был грамотным, работягой и просто хорошим человеком, но не коммунист, большой карьерный рост ему был заказан. Бывали случаи, когда беспартийный человек выбивался в начальники, поднимал производительность предприятия или отдельно взятого цеха. Но, как только эти успехи становились кем- то замечены, на его место тут же ставили своего. А, беспартийного переводили в другое место.
При коммунизме выросло несколько поколений подхалимов и сиксотов. Даже сегодня, после смены политического режима и множества реформ во всех областях, длинный и гладкий язык- самый короткий путь к успеху. Думаю, эта тенденция сохранится в нашей стране еще лет 300.
По сути, коммунистическая партия была сектой. И вся страна в ней состояла. Даже, беспартийные, старики, женщины и дети.
Каждый ребенок мечтал стать октябренком. От ребят, октябрят отличал нагрудный значок в виде красной звезды, с изображением маленького Ленина. В остальном, октябрята были такими же детьми, как все. Октябрята это понимали, и мечтали стать пионерами.

Я всегда строго смотрела на мир

Я всегда строго смотрела на мир

У пионеров была пионерская форма. Белая или голубая рубашка с нашивкой, в виде пионерского значка, голубая юбка у девочек, и брюки либо шорты у мальчиков. Завершала этот образ красная пилотка, галстук и нагрудный значок. Пионеры были очень красивыми. Пионерскую форму дети носили, преимущественно, в пионерских лагерях. Ее надевали на линейки, которые проводились каждый будний день. В школу эту форму надевали только в праздничные дни. А, вот значок и галстук следовало носить ежедневно.

Пионерский лагерь имени С. Тюленина 1987 г.

Пионерский лагерь имени С. Тюленина
1987 г.

Фото из семейного архива

Фото из семейного архива

Нагрудный значок пионера был выполнен в виде красной звезды с портретом уже взрослого вождя, а сверху развевающееся пламя костра. Почему, костер, интересно? Что или кого на нем сжигали? Ведьм? Церкви? Предателей родины? Нахервсё?

Будь готов

Будь готов

Пионерская клятва

Пионерская клятва

Самым главным атрибутом, все же, оставался красный галстук. По сути, это была шейная косынка, но называлась галстуком. Пионер мог не выучить уроки, не надеть трусы, школьную форму, не вымыть руки, убить всех своих близких, но галстук должен быть чист, выглажен и завязан на шее. Если учащийся приходил в школу без галстука, его могли не допустить к занятиям, сделать запись в дневнике, снизить оценку за поведение в году, занести в личное дело несмываемый позор, вызвать в школу родителей, и исключить из пионеров. Последнее означало, что по окончании школы его ждет бурса, малоуважаемая профессия, алкоголизм, и может быть, даже, тюрьма. Какое будущее могло быть у девочки без галстука, страшно себе представить.
Степень наказания безгалстучного ребенка зависела только от е*нутости преподавателя, заметившего сей непристойный вид.
Сегодня, у каждого из нас свои представления о том, какую функцию выполняла пионерская организация. Одни убеждены в том, что цели и задачи пионера заключались в сборе макулатуры и метоллолома. Другие думают, что пионер должен был уметь ходить строем, и с достоинством носить красный галстук. Последнее ближе к истине. Но, и первое имело место быть.
пионеры
Единственной функцией пионерской организации являлось- прославление коммунистической партии.
Идеология коммунизма была настолько мощной, что даже самые умные верили партии. Мы с трепетом повязывали красные удавки, и с гордостью салютовали, вскинув правую руку к пилотке. Помню, во время очередного парада, очередного государственного праздника, меня и еще двух девочек отправили в школу по какому- то поручению. Мы уже шли по школьной рекреации к выходу, когда услышали, что на площади играет гимн. Не сговариваясь, мы вскинули руки вверх, и маршировали до самого выхода, пока не стихла музыка. Этот рефлекс сохранялся у пионеров вплоть до 14 лет. Возраст, когда пионер мог стать комсомольцем.
Мама
О комсомольцах я знаю только понаслышке. Развал Советского Союза произошел за год того, как мне исполнилось 14. Вместе со страной рухнула и коммунистическая партия.
“Честное пионерское” слово больше не имело значения.

Я крайняя справа. Все так же строго смотрю на мир.

Я крайняя справа.
Все так же строго смотрю на мир.

А, кто у нас умный?

Помните, в детстве была такая песенка: «А, кто у нас умный, кто у нас разумный…». И, мотив у нее такой простенький, как в известной песне про гусей. Так и хочется закончить : «Один серый, другой белый- два веселых гуся».
Часто смотрю на детей, и понимаю, что они- как мы. Или мы, как они. Вместе с дружбой, теплотой и, даже любовью в нас всех живет дух соперничества.
— Я сталсе Сасы,- вдруг посреди игры говорит Павлик.
— Ну, как же ты старше? У нее в мае день рожденья, а у тебя в январе.
— Я сталсе Сасы, — и смотрит на меня так, будто я только, привела доказательства его правоты.
— Ты родился через 9 месяцев, после Саши.
— Ну!- разводит ладошки, мол, я и говорю,- я сталсе Сасы!
И через минуту:
— Я высе Сасы. Саса, давай помеляемся!
Становятся друг к другу спинами, ладошками трогают головы. Пашка, хоть и рослый мальчишка, но все равно немного ниже ее ростом, но, ведь и младше. А в их возрасте 9 месяцев существенная разница.
Саша:
— Ну, почти одинаковые.
— Я высе!- С гордостью произносит Павлик.
-Эх,- мысленно говорю я, и выхожу из игры. Уж, я то знаю, как важно мужчине, особенно в таком нежном возрасте, быть самым- самым.
Но, почему большинство мужчин, став взрослыми, так и не перестают соперничать с женщиной? Если он умнее ее, он не преминет лишний раз об этом напомнить. Если глупее, он все равно уверен, что он умен, только потому, что он мужчина. Если он старше, в любом споре, он приведет это, как аргумент в свою пользу. Если младше, скажет, что за свои годы, сколько бы их не было, прожил жизнь, а она так ничему и не научилась.
И то, что он за долгие годы, так и не запомнил, где лежат его носки, вовсе не доказательство обратного. Ведь он- мужчина, а значит самый-самый!
Но, почему ты соперничаешь с ней? Почему вместо того, чтобы быть по- настоящему сильным для нее, для своей любимой, ты просто самоутверждаешься за ее счет? Ты старше, выше, ты больше зарабатываешь, ты громче храпишь, больше ешь, и, что угодно больше. Но, ты- мужик. И так быть должно. Хочешь быть умным? Будь им. Просто учись, читай, расширяй свой кругозор. Но, если ты умнее своей половины- учи ее. Учи ее нежно и ласково, а не говори ей, что она дура только потому что не понимает принципа работы адронного коллайдера. Хочешь быть сильным? Будь им. Не просто качай мышцы, а будь сильным тогда, когда ей нужна твоя поддержка. В беременности, родах, когда болен ребенок, и когда он не спит по ночам. Хочешь быть старше? Будь. Даже, если ты младше ее на 10 лет, дай ей почувствовать себя маленькой девочкой рядом с тобой. Но, не маленькой и несчастной. А маленькой и защищенной. И если ты большее ее зарабатываешь, не говори ей, что без тебя она не проживет. Она проживет! И, даже сможет намного больше! И не запирай ее дома под предлогом того, что можешь заработать для всей семьи. Помоги ей стать личностью, осуществи ее мечту, дай ей то, что ей нужно, а не подавляй ее амбиции.
Оставь дух соперничества за порогом. Ты пришел не на соревнования. Ты пришел домой. И здесь ты самый- самый. Ты старше, умнее, сильнее…Ты та самая каменная стена. А за стеной она- твоя любимая. Красивая, желанная, добрая, умная…самая-самая- твоя.
Любите женщину. И, она ответит Вам взаимностью.

СССРное детство

Пару месяцев назад один из моих друзей прислал приглашение в группу с названием “СССР”. Я извинилась, и ответила, что не хочу вступать в эту группу, потому что не тоскую по Советскому Союзу. Мы перекинулись парой фраз, и закрыли эту тему. Тем не менее, все это натолкнуло меня на воспоминания…

Лето ‘83

Теплым июньским вечером в центре города было полно народу. Я, брат и папа сидели на лавочке у фонтанов, надували воздушные шары со свистульками, и пускали их в воздух. Папа иногда ходил в продуктовый магазин отмечаться в очереди. В этот день привезли колбасу, масло и сыр. Весь город стоял, и ждал, когда же начнут продавать. Продукты отпускались дозированно в одни руки. Поэтому мы пришли втроем. Мне- 4, 5 года, брату- 7, но мы уже полноценные покупатели. Мама должна была прийти попозже. Вчетвером мы сила! Мы можем купить много колбасы!
Напротив колбасного отдела был кондитерский. Иногда в нем, даже, продавались конфеты и шоколадные батончики. Вы помните эти батончики? Из темного шоколада, с такими ровными окошечками и невероятно вкусной помадкой внутри. Похожие и сейчас продаются. Но, помадка не так хороша. Да, и окошечки не те.
Но, чаще всего в кондитерском отделе была только сгущенка и “Аленка”. Сине- белые баночки и девчушки в платочках- кондитерское изобилие моего детства.
Мясо у нас в городе не продавалось, хотя мясной магазин был. За мясными продуктами мы ездили в районный центр. Невозможно было просто приехать и купить. Нужно было точно знать время и магазин, в который завтра привезут тощих синих курей. Для этого нужны были связи. Связи были у всех. Те, у кого не было связей пользовались связями своих знакомых.
Связи нужны были для всего. Купить шампанское к новому году, мандарины. Ведь, почему Новый год у нас ассоциируется с запахом мандаринов? Потому, что кушали мы их только по праздникам.

Фото из семейного архива.

Фото из семейного архива.

В те времена приобретение необходимых для жизни товаров- самая частая тема для разговоров. Взрослые постоянно говорили о том, что в каком-то магазине должны “выкинуть” на прилавки какой-то товар. Это была и необходимость, и развлечение, и спорт одновременно.
В стране был тотальный дефицит всего. Понятия “делать покупки” не было. Нужный товар “доставали”. Доставать приходилось абсолютно все. От белых детских колготок, до кирпичей. Так, из Мурманска мне привозили нотные тетради. Из Тулы нам присылали обои, а мы им за это слали колбасу. Из Хмельницкого мы везли унитаз, из Винницы мыло. В Винницу мы отправляли какие-то лекарства. Из Харькова дедушка привез про меж ног велосипед, а папа из Днепропетровска магнитолу.
Необходимость привозить товары издалека настолько прочно вошла в менталитет советских людей, что даже сегодня, спустя 20 лет после развала Союза, многие считают за счастье купленный товар в другом городе, или тем более, стране. Счастливый обладатель пароварки, привезенной из Москвы, искренне верит в то, что его пароварка гораздо лучше той, которая продается в его городе, даже если она точно такая же.
Обувь и одежда чаще всего покупалась детям на вырост. Всегда был риск того, что к сезону нужной обувки и одежки просто не будет в продаже. Поэтому добрая половина детишек ходила в подстреленных пальтишках и тесных ботиночках. Помню, как универмаге в обувном отделе мама купила мне бежевые ботинки. Они были мне малы. Но, так прекрасны на фоне всего остального серо- бурого ассортимента, что претерпевая боль, я искренне врала, что мне в них очень удобно. Помню, как мама долго не верила. Вынимала стельки, просила меня стать на них. Потом я снова одевала ботинки и ходила по магазину взад- вперед, изображая легкость походки. Мама поверила, и купила мне бежевые ботинки. Осень, которую я в них отходила, я буду помнить до самой смерти. Даже сейчас, вспоминая об этом, я чувствую, как мои стопы судорожно сжимаются от боли.
Главными в этой стране были продавщицы. Это они решали, что сегодня у кого будет на ужин. Все они были похожи друг на друга, как родные сестры. Полноватые, с одутловатыми лицами, дурным макияжем, и белым или рыжим локоном из под высокой вязаной шапки. Это был образ, продуманный до мелочей. Думаю, над имиджем продавщиц работала целая команда. Иначе, как объяснить тот факт, что все они были настолько похожи? Термин “продавщица” появился именно в период существования СССР. До этого, слово “продавец” по родам не склонялось. Сегодня бывших продавщиц из СССР можно с легкостью узнать по синим теням, и все еще торчащему белому локону.
Звали их незамысловато. Зинка- матовка, Катька- аферистка, Нинка- воровка… Все свои титулы они получали за обман покупателей. В городе не было ни одного жителя, которого где-то когда-то не “надули” продавщицы.
— Сорок и сорок- два- сорок. А, Вы еще и спички брали?- Два- восемьдесят.- Объявила окончательную сумму Зинка- матовка моей бабушке, прибавив сорок копеек к сорока, и стоимость упаковки спичек.

Осень 1982.

Я гостила у бабушки. Брат с сестрой были в детском саду. Я, наверное, приболела, иначе тоже должна была быть в саду. Родители на работе. Дедушка отправился в райцентр, наверное за каким- то, дефицитом. А, мы с бабушкой пошли гулять.
первомай
По пути мы зашли в один продуктовый магазин, и купили там килограмм сахара. В то время сахар продавали по килограмму в одни руки. В таком нелегком деле мои руки были нужнее моей семье, поэтому на меня бабушка сахар не стала брать. Но, всех этих тонкостей я не понимала в свои неполных 4 года. Поэтому, когда мы зашли в другой продуктовый магазин, чтоб купить еще один килограмм сахара, я решила, что бабуля запамятовала, как 20 минут назад уже приобрела сахар.
— Бабушка! Мы же уже купили сахар в другом магазине!- звонким эхом разнесся по пустому помещению мой детский голосок.
Продавщицы хитро заулыбались. Но, уличить мою бабулю в мошенничестве не посмели. Галина Михайловна (так звали мою бабушку) была учителем химии в местной школе. К тому времени уже на пенсии. Но, ее помнили и уважали многие, в том числе и матовки с воровками.