Как мы с Алкой петухов продавали

Под вечер в субботу с деловым предложением ко мне пришла моя лепшая подруга Алка:
— Ирка, поехали завтра утром в город петухов продавать.
— Поехали!
Алка, вероятно, предложила мне какую-то часть прибыли, она была честной бизнес- герл, но я уже не помню какая мне предложена была часть, и сколько это вообще в эквиваленте на сегодняшний день. На эту авантюру я согласилась не более, чем из интереса, и желания помочь подруге продать петухов. Несмотря на то, что было нам по 12 лет, кое- какой опыт торговли у нас уже имелся. Мы собирали дикие вишни, и успешно продавали. Еще приторговывали зеленушкой из огорода. Не часто, зато очень весело.
Это был или конец мая, или начало июня. Хорошо помню, что это был период школьных экзаменов, и академконцертов в музыкальной школе. А еще это период активной домашней работы в огородах. Когда, что-то уже спеет, что-то нужно высаживать, что-то окучивать и так далее. И я подумала, что продавать Алкиных петухов родители меня не пустят. Поскольку, в своем собственном огороде я сейчас нужней. Чтобы не упустить такую выгодную сделку, я соврала родителям, что у меня завтра репетиция в музыкальной школе. Это было очень неправдоподобно! Потому что репетиций по воскресеньям не было даже перед самыми важными концертами! Но, я пользовалась безоговорочным доверием у родителей, и потому мне никто не задал лишних вопросов.
Утром я зашла за Алкой, и мы повезли петухов на базар. Денег на обратный проезд у нас не было. Мы планировали их заработать. Это был необдуманный шаг, но об этом далее.
Мы заняли место в ряду торговцев, и развернули рекламную кампанию наших петухов. Уж, как мы только их не нахваливали. Обещали хозяйкам увеличение количества яиц от их несушек, другим говорили, что петухи мясной породы, вырастут за месяц на убой, мяса будет не меньше 4-5 кг. И перьев с них будет много, с одного- подушка, с двух- пуховое одеяло. Мы несли всякую чушь во все горло не сколько ради продажи петухов, сколько в свое удовольствие:
«Сами мы — рязанские!
Петухи — астраханские!
Налетай — покупай,
Выбирай — забирай!»

Посмотреть на двух девочек- торгашек приходил весь рынок. Всем было очень весело, особенно нам. Но, петухов отчего-то никто не покупал.
Сквозь толпу через ряд мы вдруг увидели знакомое лицо. Это была наш преподаватель по хореографии, и Алка, что было мочи, закричала:
— Любовь Исаевна! Купите петуха, смотрите, как он «ласточку» делает!- И в этот момент дернула за веревку, на которой был привязан петух.
Петя от неожиданности выпучил глаза и закричал, но потом замер в «ласточке», и с достоинством орла смотрел на Любовь Исаевну.
Я дернула второго петуха за веревку, чтобы тоже поставить его в позицию. Петя взмыл вверх, судорожно перебирая лапками.
— Шажман де пье!- Произнесла я.
Театрально взмахнув крыльями, петушок отвесил реверанс и от страха согнулся в поклоне.

Любовь Исаевна оценила хореографические способности пернатых, но купить отказалась. Ну, надежды на это, прямо скажем, было мало. Она жила на каком-то этаже пятиэтажного дома, и хозяйство не держала.
Да, и правду сказать, петушки наши были- так себе. Мелкие, тощие, оперение неяркое. На мясную породу они никак не тянули, а уж на самцов, способных заставить курочек нести больше яиц, тем более. Такой товар можно было разве, что обменять. На, что- нибудь ненужное.
Базарный день подходил к концу. Многие из наших коллег удачно продали своих петушков, гусей и прочую живность, и разъехались по домам. Мы работали до последнего клиента! Когда с базарной площади стали расходится коты, я неуверенно предложила:
— Пойдем, Ал?
— Пойдем.- Вздохнула Алка.
Мы усадили измученных петухов в сумку, взялись за обе ручки, и пошли.
Путь наш пролегал мимо Дворца спорта.
— Пойдем узнаем, какие у них секции есть. Ничего не продали, может, хоть, на каратэ запишемся.- Сказала Алка.
Во второй половине дня в воскресенье во Дворце спорта, конечно же, никого не было, кроме уже, принявшего на грудь, сторожа. Но, посмотреть расписание он нас пустил. Задрав головы, мы внимательно изучали доску информации. Подвыпивший сторож с интересом посматривал на нас и на сумку из которой слышались подозрительные звуки.
— Что-то петухи как-то подозрительно воркочут,- сказала, Алка,- не нравится мне.
Мы открыли сумку, и ахнули! Один из петухов без признаков жизни распластался на дне сумки, а второй испуганно воркотал. Толи случайно, толи по преступному сговору один петух задушил другого. Так и вижу, как один другого уговаривал: «Петя! Братишка! Задуши! Лучше смерть, чем еще одни торги!».
Алка очень расстроилась. Она стала причитать и ругать сама себя. Мол, родители доверили, не продала еще и убила. Растирая грязными руками слезы по щекам, она взяла в охапку оставшегося в живых и прижала его к груди.
— Девки! Е**- ***-***-**ь! У вас, что там- куры?!- Завопил сторож.
— Петухи!!
Мы вышли из Дворца спорта, и поплелись домой. Алка, роняя слезы, несла на руках петуха; я следом за ней несла в сумке дохлого. Идти нам оставалось 12 километров. Всю дорогу мы шли молча. Остановились только один раз, когда мимо проехал рейсовый автобус. Мы проводили его взглядом, и снова пошли.
Когда я вернулась домой, было около шести вечера. Мама, была занята уборкой в погребе, чтобы подготовить помещение для приема нового урожая. Чувствуя свою вину за вранье, я без обеда и отдыха, спустилась к ней на помощь.
— Ты, что так поздно?
— Да, у нас петух сдох.
— В музыкальной школе?!
— Во дворце спорта.
И я рассказала маме о том, как на самом деле я провела день.